Честер Карлсон

В поддержку этих предположений приводятся доказательства двух типов. Во-первых, обследования фирмы «Макгроу-Хилл» показывают, что около 90% компаний оценивает предполагаемый срок окупаемости своих затрат на НИОКР в 5 или меньше лет. Так как при создании совершенно нового технологического процесса или изделия значительно более долгий срок требуется даже лишь для начала его коммерческой реализации, акцент на краткие периоды окупаемости свидетельствует о том, что большинство НИОКР в этих фирмах проводится ради усовершенствований или незначительных изменений в уже выпускаемых изделиях.

Кроме того, объявленные цели исследовательских программ в различных фирмах свидетельствуют о том, что основной упор делается на немедленные или близкие прибыли.

Во-вторых, изучение источников различных крупных изобретений XX столетия показывает, что лишь очень небольшая часть их родилась в лабораториях крупных корпораций.

Джукс, Сойерз и Стилермэн считают г, что такие лаборатории создали только двенадцать из шестидесяти одного изученного этими авторами крупного изобретения.

33 изобретения – в том числе кондиционирование воздуха, автоматическая коробка передач, бакелит, целлофан и реактивный двигатель – были сделаны изобретателями-одиночками. По данным Хэмберга, на долю лабораторий крупных промышленных компаний приходится лишь семь из двадцати семи изученных им важнейших изобретений, сделанных после второй мировой войны.

Остальные 20, включая электронно-вычислительную машину «ЭНИАК», кислородный конвертор, стереофоническую звукозапись и неомицин, обязаны своим созданием «независимым» изобретателям, мелким фирмам, университетам и одной опытной сельскохозяйственной станции. Эти результаты, вероятно, в значительной степени правильно отражают общее положение, хотя они, конечно, охватывают далеко не все компании.

С точки зрения отдельно взятой крупной фирмы зачастую бывает благоразумнее уступить первенство в научных исследованиях другим и придерживаться не столь далеко идущих программ НИОКР.